30 лет работы: как изменилась столичная система соцзащиты

Москва

В Москве соцподдержку получают более четырех миллионов человек, то есть каждый третий житель.

Официально служба социальных работников появилась в России всего 30 лет назад: 23 апреля 1991 года в квалификационный справочник добавили специальности «социальный работник», «социальный педагог» и «специалист по социальной работе». Сегодня без этой профессии сложно представить жизнь современного города.

«В Москве за 30 лет социальная защита прошла долгий путь к сфере искренней заботы о людях, которая базируется на главных принципах: проактивный и индивидуальный подход в оказании помощи, адресная поддержка и особое внимание к людям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях. В столичной соцзащите сегодня работают более 40 тысяч человек, которые каждый день помогают москвичам», — говорит руководитель Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Евгений Стружак.

Сегодня в Москве социальную поддержку получают более четырех миллионов человек, то есть каждый третий житель. А на надомном обслуживании находятся около 120 тысяч горожан. Как социальные работники помогают москвичам и какие истоки у этой службы — в материале mos.ru.

С чего все начиналось

Хотя профессия социального работника и появилась 30 лет назад, она имеет более глубокие корни. Так, первые соцучреждения возникли еще в XVII веке. Постепенно открывались богадельни, воспитательные и работные дома. В начале XIX столетия приказы общественного призрения вели самостоятельную коммерческую деятельность. После революции вышло положение о социальном обеспечении трудящихся. Постепенно сформировалась административная система социального обеспечения

В 1990-е началось создание социальных структур, похожих на современные: появилось законодательство, профильное обучение, изменилась структура самих социальных служб. Расширился и перечень категорий граждан, нуждающихся в социальной защите и помощи.

30 лет работы: как изменилась столичная система соцзащиты

«Моя первая профессия была социальный работник, тогда еще не было центров социального обслуживания. Начинали мы в Люблине в маленькой комнатке, бегали по всему району, на что уходило очень много времени. Тогда все только начинало организовываться. Сейчас мы больше времени проводим с подопечными. Сегодня это действительно система помощи людям», — рассказывает Ольга Метлева, специалист по социальной работе отделения социальной диагностики семейного центра «Гармония» в Капотне.

Примерно в то же время в Москве открывались и первые реабилитационные центры. Правда, названия тогда у этих учреждений тоже были другими.

«Когда мы открыли реабилитационный центр в 1993 году, тогда и слово “реабилитация” было новым. Казалось, что в Москве нет людей с инвалидностью, потому что их не видели — все они сидели дома. За эти годы, я считаю, соцзащита приобрела человеческое лицо», — говорит Бэла Сырникова, глава совета директоров реабилитационных центров системы социальной защиты города Москвы.

С 2015 года система соцзащиты все больше модернизируется. Произошло объединение Департамента труда и занятости населения с Департаментом социальной защиты населения города Москвы, помощь стала более персональной, человекоориентированной.

«В последние годы люди начали получать адресную помощь. Причем не массово, по спискам, а по потребностям. Это самое значимое продвижение. Система становится более совершенной. Для воспитанников реабилитационных центров открываются мастерские, где проходит их обучение, они постоянно находятся в социальной среде», — добавляет Бэла Сырникова.

30 лет работы: как изменилась столичная система соцзащиты

Кому помогает соцзащита

Услуги социальной защиты могут получить не только люди старшего возраста или москвичи с инвалидностью. В поле зрения работников — многодетные семьи, дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, безработные и бездомные люди.

Иногда, чтобы узнать, кто нуждается в помощи, достаточно просто пообщаться. Жители одного района могут сами рассказать социальному работнику, что кто-то из их знакомых или соседей оказался в трудной жизненной ситуации.

30 лет работы: как изменилась столичная система соцзащиты

«Человека, которому нужна помощь, можно встретить прямо на улице. Идешь к своему подопечному, смотришь — бабушка сидит. Спрашиваешь, нужна ли какая-то помощь. Она отвечает, что живет одна, родственников нет, помочь некому. Также мы обзваниваем группы риска. Мы узнаем у одиноких людей, как дела, как самочувствие, и предлагаем помощь. Они могут ответить, что сейчас помощь не нужна, а в следующий раз — что настал момент, когда она уже нужна. Бывает, что пожилые люди боятся обременять собой, говорят: “Ну как я попрошу, мне неудобно, у вас там свои дела”. В таких случаях я всегда улыбаюсь и говорю, что это моя работа», — рассказывает Елена Власова, социальный работник территориального центра социального обслуживания «Тушино».

Жители Москвы могут получить бесплатную психологическую, юридическую и другую адресную помощь. Пожилым людям и инвалидам, находящимся на надомном обслуживании, соцработники покупают продукты, лекарства, убирают квартиры, сопровождают на прогулках и помогают оформить документы. О детях-сиротах и о детях, оставшихся без попечения родителей, заботятся в центрах содействия семейному воспитанию. Их главная цель — найти ребятам новую семью.

Реабилитационные центры помогают своим подопечным развить не только физические, но и социальные навыки. Люди с инвалидностью получают денежные выплаты и льготы, им предоставляют индивидуальные технические средства реабилитации, помогают найти работу.

«У нас много рабочих профессий. Например, мы обучаем садовников и керамистов. Тех, кто не может сюда приезжать, мы обеспечиваем жильем — в среднем человек 90–100 у нас проживают в общежитии. Они получают профессию, учатся социализации. Кроме того, у нас большая мобильная служба — восемь бригад, мы также проводим реабилитацию на дому. Когда мы принимаем на обучение, я ставлю себе цель, чтобы наши подопечные не только вышли в город, не только трудоустроились, но и завели семьи, вели полноценную жизнь. И у них все получается!» — говорит Бэла Сырникова.

Москвичи также могут обратиться к специалистам за бесплатной психологической помощью очно, по телефону или онлайн. Работники социальной защиты проходят психологические тренинги и повышают квалификацию, чтобы помогать людям более профессионально.

«Бывают разные случаи, многое мы как соцработники пропускаем через себя. Кто-то жалуется на свои проблемы, у кого-то что-то случилось, человек делится с нами. Конечно, переживаешь вместе с ним. Поэтому соцработнику нужны некоторые психологические навыки. Мы постоянно проходим обучение, повышение квалификации. Важно уметь и человека успокоить, и самой в панику не впасть, потому что ситуации бывают разные. Это важная часть работы — общение, сочувствие. Нужно быть отзывчивым человеком, чтобы всем эффективно помогать. Потому что принести продукты и уйти можно легко, но пожилым людям нужно больше», — добавляет Елена Власова.

Поэтому в Москве для пожилых людей созданы такие проекты, как «Московское долголетие» и «Мой социальный центр». Они помогают жителям старшего поколения не только получить знания, заняться творчеством и спортом, но и найти новых друзей.

«Работа в социальной сфере — это призвание, осознанный выбор людей, которые, обладая высоким уровнем профессионализма и ответственности, имеют доброе сердце, проявляют сострадание и уважение к людям», — считает Евгений Стружак.

 

Ольга Леппик
Ольга Леппик
Оцените автора
BrokenBodies
Добавить комментарий

Дорогие читатели, друзья! Разбитые тела – это социальное СМИ, оно существует исключительно на средства пожертвований. Нам очень нужна ваша поддержка! Мы будем благодарны за любую сумму пожертвования, которую Вы сможете перевести на счет Евразийского Благотворительного Фонда «Разбитые Тела».

 

Skip to content